Астрономия и телескопы
Главная КНИГИ Статьи ГОСТЕВАЯ КНИГА ССЫЛКИ НОВОСТИ Копии старинных атласов Астроюмор


<a href=http://telescop.ucoz.ru/index/0-36 ><font size=4>ОГЛАВЛЕНИЕ </font> </a>

<center>[b]ЧАСТЬ ВТОРАЯ.[/b]

<font size="+3">ЧЕРЕЗЪ ДЕСЯТЬ МИЛЛIOНОВЪ Л&#1122ТЪ.</font>
<hr width="15%">
<font size="+2">[b]I.
По дорог&#1123 къ далекому будущему.[/b]</font></center>
Событія, свид&#1123телями которыхъ мы были, и вс&#1123 вызванныя ими изсл&#1123дованія и обсужденія происходили въ двадцать пятомъ в&#1123к&#1123 христіанской эры.

<center>
<img src="37.jpg" width="424" height="338" alt="">
<font size="-1">Пути и средства сообщенія.</font></center>

Земное челов&#1123чество не нашло себ&#1123 конца въ столкновеніи съ кометой, хотя эта встр&#1123ча сд&#1123лалась величайшимъ и незабвеннымъ событіемъ во всей его исторіи, память о которомъ сохранилась навсегда, не смотря на вс&#1123 перем&#1123ны, происшедшія съ т&#1123хъ поръ въ челов&#1123ческомъ род&#1123. Земля продолжала по прежнему вращаться; по прежнему сіяло солнце; по прежнему младенцы становились въ свое время стариками и непрестанно зам&#1123щались новыми существами въ непрекращающемся поток&#1123 покол&#1123ній; в&#1123ка шли за в&#1123ками, ц&#1123лые в&#1123ковые періоды см&#1123няли другъ друга; челов&#1123чество медленно расло и совершенствовалось, увеличивая свои знанія и свое благосостояніе путемъ безчисленныхъ отклоненій въ ту и другую сторону, пока не достигло апогея своего развитія, пройдя весь путь, предназначенный ему судьбою. И какимъ только физическимъ и умственнымъ видоизм&#1123неніямъ не подвергалось оно!

Населеніе Европы съ 1900-го по 3000-й годъ возрасло съ 375 до 700 милліоновъ; населеніе Азіи - съ 875 милліоновъ до милліарда, Америки - со 120 милліоновъ до полутора милліарда, Африки - съ 75 до 200 милліоновъ; Австраліи - съ 5 до 60 милліоновъ. Такимъ образомъ населеніе всего земного шара возрасло съ милліарда 450 милліоновъ до трехъ милліардовъ 400 милліоновъ. Возрастаніе это шло почти непрерывно съ небольшими лишь временными задержками.

Языки народовъ подверглись глубокимъ изм&#1123неніямъ. Непрестанные усп&#1123хи въ знаніяхъ, въ наук&#1123 и промышленныхъ искусствахъ создали большое число новыхъ словъ, построенныхъ главнымъ образомъ на основаніи древней греческой этимологіи. Въ то же время англійскій языкъ распространился по всему земному шару. Съ двадцать пятаго века по тридцатый разговорный языкъ въ Европ&#1123 состоялъ изъ см&#1123си англійскаго и французскаго языковъ со множествомъ словъ, составленныхъ изъ греческихъ корней; это дополнялось еще н&#1123которыми выраженіями, заимствованными изъ н&#1123мецкаго и итальянскаго языковъ. Ни одна изъ попытокъ создать искусственный всемірный языкъ не им&#1123ла успеха.

Начиная съ того же двадцать пятаго в&#1123ка, понятіе о войн&#1123 и ея необходимости совершенно исчезло изъ челов&#1123ческой логики. Война стала теперь непонятной.

Н&#1123которые изъ историческихъ эпизодовъ, сд&#1123лавшіеся общераспространенными, благодаря живописи, представляли это древнее варварство во всемъ его ужас&#1123. На одн&#1123хъ картинахъ это былъ Рамзесъ III, приказывавшій высыпать передъ своей колесницей ц&#1123лыя корзины кистей рукъ, отрубленныхъ у поб&#1123жденныхъ, чтобъ такимъ образомъ легче считать ихъ сразу ц&#1123лыми сотнями и тысячами; на другихъ - Амилькаръ, распинающій на крестахъ заложниковъ; дал&#1123е Цезарь, приказывающій однимъ ударомъ топора отрубать пальцы возмутившимся галламъ; Неронъ, присутствующій при казняхъ христіанъ, обвиненныхъ въ поджог&#1123 Рима и обвернутыхъ въ осмоленную паклю, чтобъ быть сожженными заживо; наконецъ въ довершеніе всего Филиппъ II испанскій и его дворъ предъ кострами еретиковъ, сожигаемыхъ во имя Іисуса. Кром&#1123 того довольно изв&#1123стны были изображенія Чингизъ-Хана, отм&#1123чающаго свой поб&#1123доносный путь пирамидами изъ отрубленныхъ челов&#1123ческихъ головъ; Аттилы, зажигающаго разграбленныя уже имъ селенія; полчищъ Людовика XIV, опустошающихъ Пфальцъ; обвиняемыхъ священною инквизиціей, испускающихъ духъ среди страшныхъ пытокъ; солдатъ наполеоновскаго войска, валяющихся мертвыми среди сн&#1123жныхъ полей Россіи. Все это дополнялось картинами бомбардируемыхъ городовъ, морскихъ битвъ и сраженій въ воздушномъ пространств&#1123, при которыхъ ц&#1123лыя толпы людей, ц&#1123плявшихся другъ за друга и напоминавшихъ какъ бы гигантскіе гроздья, низвергались на землю со страшной высоты.

Статистика показала, что войны съ зам&#1123чательною правильностью выр&#1123зывали изъ рядовъ челов&#1123чества по 40 милліоновъ въ каждое стол&#1123тіе или по 1.100 челов&#1123къ въ сутки, не зная ни срока, ни отдыха, такъ что въ три тысячи л&#1123тъ он&#1123 дали 1.200 милліоновъ труповъ. Что вс&#1123 народы были до посл&#1123дней степени обезсилены и разорены, въ этомъ не было ничего удивительнаго, потому что втеченіе одного лишь девятнадцатаго в&#1123ка они издержали для достиженія этого прекраснаго результата не мен&#1123е 170 милліардовъ рублей золотомъ. Эти патріотическія подразд&#1123ленія, искусно поддерживаемыя государственными людьми, жившими въ нихъ, долгое время препятствовали Европ&#1123 посл&#1123довать прим&#1123ру Америки, уничтожить постоянныя арміи, истощавшія вс&#1123 ея силы и поглощавшія бол&#1123е 10 милліардовъ въ годъ изъ т&#1123хъ средствъ, которыя съ такимъ трудомъ доставлялись всякаго рода тружениками, и объединившись на подобіе Соедіненныхъ Штатовъ Америки, жить въ изобиліи, занимаясь полезнымъ трудомъ. Но такъ какъ мужчины не р&#1123шались стряхнуть съ себя это бремя національнаго тщеславія, то спасти челов&#1123чество суждено было женщинамъ, принявшимъ горячее участіе въ этомъ вопрос&#1123.

Воодушевленныя одною изъ отважн&#1123йшихъ представительницъ своего пола, большая часть матерей во всей Европ&#1123 образовали союзъ съ ц&#1123лью воспитывать своихъ сыновей и особенно дочерей въ чувствахъ отвращенія къ дикой военщин&#1123. Одного покол&#1123нія, воспитаннаго столь просв&#1123щеннымъ образомъ, было достаточно, чтобы освободить д&#1123тей отъ этого остатка плотоядной животности и внушить имъ чувство глубокаго отвращенія ко всему, что могло напоминать это древнее варварство. Женщины въ это время были уже избирательницами и могли быть избираемы въ народныя представительницы. Прежде всего он&#1123 добились того, что первымъ условіемъ для избранія правительственныхъ лицъ было поставлено об&#1123щаніе ихъ не подавать голосовъ за ассигнованіе средствъ на военныя издержки; всего легче удалось провести это въ Германіи. Но добившись власти, бол&#1123е половины народныхъ представителей совершенно забывали о своемъ об&#1123щаніи, подъ предлогомъ неотложной государственной надобности въ войск&#1123. Тогда-то женская молодежь сплотилась между собою и дала клятву не выходить никогда замужъ за челов&#1123ка, которому предстояло носить оружіе, и сдержала свою клятву. Первые годы существованія этого союза были довольно тяжелы, даже для самыхъ молодыхъ д&#1123вицъ, и если бы это р&#1123шеніе не было поддерживаемо общественнымъ ободреніемъ, то в&#1123роятно не одно юное сердечко изм&#1123нило бы союзу. Отвергаемые ими молодые люди далеко не были лишены личныхъ достоинствъ, а военный мундиръ не такъ еще скоро потерялъ свое обаяніе. Н&#1123сколько изм&#1123нъ и отпаденій, если сказать правду, всетаки было, но такъ какъ вступившія въ такой союзъ пары съ перваго же дня д&#1123лались предметомъ презр&#1123нія со стороны всего общества и исключались изъ него, то подобные случаи встр&#1123чались нечасто. Общественное мн&#1123ніе на этотъ счетъ сд&#1123лалось очень опред&#1123леннымъ, такъ что было почти невозможно идти противъ теченія.

<center><img src="38.jpg" width="354" height="460" alt="">
<font size="-1">Первые годы существованія этого союза были довольно тяжелы.</font></center>

Впродолженіе почти пяти л&#1123тъ не было, такъ сказать, ни одного брака, не было заключено ни одного союза, потому что вс&#1123 граждане обратились въ солдатъ; такъ было во вс&#1123хъ странахъ - во Франціи, въ Германіи, въ Италіи, даже въ Англіи, гд&#1123 въ двадцатомъ в&#1123к&#1123 точно такъ же установленъ былъ „налогъ крови". Такое явленіе наблюдалось во вс&#1123хъ государствахъ, которыя уже были готовы соединиться въ общій Европейскій союзъ по прим&#1123ру Американскаго, но тотчасъ же отступали назадъ, какъ только поднимался вопросъ о національныхъ знаменахъ.

Женщины продолжали стойко держаться принятаго р&#1123шенія. Наконецъ на пятый годъ, уступая сил&#1123 женской оппозиціи, которая со дня на день д&#1123лалась все сильн&#1123е и сильн&#1123е, представляя собою какъ бы ст&#1123ну, съ каждымъ днемъ становившуюся все толще и неприступн&#1123е, народные представители вс&#1123хъ странъ, какъ будто движимые однимъ и т&#1123мъ же побужденіемъ, поддержали доводы женщинъ. Въ ту же нед&#1123лю, въ Германіи, Франціи, Италіи, Австріи и Испаніи было объявлено разоруженіе.

На двор&#1123 стояла весна. Никакого насильственнаго переворота произведено не было, и лишь безчисленное количество свадебъ ознаменовало собою это великое р&#1123шеніе.

Изъ военныхъ учрежденій оставалась теперь одна только полковая музыка, единственная хорошая сторона военнаго д&#1123ла, которую заботливо старались сохранять. Остались также въ небольшомъ числ&#1123 народные ратники, употреблявшіеся единственно лишь ради порядка при разныхъ торжественныхъ случаяхъ, когда они своимъ внушительнымъ видомъ и ярко блест&#1123вшими на солнц&#1123 мундирами служили также и для обстановки подобныхъ зр&#1123лищъ. Впосл&#1123дствіи люди даже не въ состояніи были понимать, что военная музыка была изобр&#1123тена лишь для того, чтобъ удобн&#1123е было вести людей на бойню.

Несмотря на разныя непосл&#1123довательности, несмотря на придирчивое отношеніе къ ней, республиканская форма правленія получила преобладающее значеніе среди вс&#1123хъ другихъ способовъ управлять народомъ, хотя и она не была свободна отъ грубости и даже продажности н&#1123которыхъ политиковъ; однако эта форма правительства не была теперь чисто демократической. Опытъ уб&#1123дилъ челов&#1123чество, что между людьми не существуетъ умственнаго и нравственнаго равенства и что гораздо лучше дов&#1123рить управленіе сов&#1123ту лучшихъ людей, ч&#1123мъ толпе честолюбцевъ, только о томъ и думающихъ, чтобы пользоваться общественнымъ настроеніемъ и народными страстями для своихъ собственныхъ выгодъ.

Объединеніе народовъ, единство мыслей и языка повлекло за собою и единство м&#1123ръ и в&#1123совъ. Ни одна страна не противилась уже теперь полному принятію метрической системы, основанной на изм&#1123реніи самой нашей планеты. Всюду была въ обращеніи одна и та же монета. Одинъ и тотъ же начальный меридіанъ принимался вс&#1123ми странами, именно меридіанъ Гринвичской обсерваторіи, въ антиподахъ котораго въ полдень изм&#1123нялось число м&#1123сяца и нед&#1123льное названіе дня. Парижскій меридіанъ вышелъ изъ употребленія около половины двадцатаго в&#1123ка. Земной шаръ втеченіе н&#1123сколькихъ в&#1123ковъ былъ условно подразд&#1123ляемъ на двадцать четыре сферическихъ двуугольника, изъ которыхъ въ каждомъ одновременно считались разные часы отъ 1-го до 24-го; но такъ какъ различіе этого счета времени отъ м&#1123стнаго поражало своей безсмыслицей и безполезностью, то снова вошло въ употребленіе м&#1123стное время, абсолютно необходимое при астрономическихъ наблюденіяхъ, хотя одновременно съ нимъ всюду считалось и всеобщее время.

Вм&#1123ст&#1123 съ изм&#1123неніемъ языковъ, понятій, нравовъ и законовъ, изм&#1123нились и способы л&#1123тосчисленія. Счетъ годами и стол&#1123тіями все еще продолжался, но христіанская эра теперь была совершенно оставлена; равнымъ образомъ вышли изъ употребленія эры: мусульманская, іудейская, китайская, африканская и другія. Теперь все челов&#1123чество им&#1123ло одинъ и тотъ же общій календарь, состоящій изъ дв&#1123надцати м&#1123сяцевъ, разд&#1123ленныхъ на четверти года по три м&#1123сяца въ каждой или по 91 дню; въ каждомъ изъ такихъ триместровъ первый м&#1123сяцъ заключалъ 31 день, а остальные два по 30 дней; вм&#1123ст&#1123 съ т&#1123мъ каждая изъ этихъ четвертей года состояла ровно изъ тринадцати нед&#1123ль. „День новаго года" былъ просто праздничнымъ днемъ начала года и не им&#1123лъ ни нед&#1123льнаго названія, ни соотв&#1123тствующаго числа м&#1123сяца; онъ просто не считался въ году. Въ высокосныхъ годахъ такихъ новогоднихъ дней полагалось два. Счетъ нед&#1123лями сохранился, но теперь всякій годъ начинался въ одінъ и тотъ же нед&#1123льный день, именно въ понед&#1123льникъ, и всякое число всегда соотв&#1123тствовало тому же самому нед&#1123льному дню. Годы на всемъ земномъ шар&#1123 начинались теперь опять въ старую эпоху, соотв&#1123тствующую 20-му числу марта. За эру было принято чисто астрономическое явленіе, именно моментъ совпаденія декабрьскаго солнцестоянія съ перигеліемъ, что повторяется, какъ изв&#1123стно, чрезъ каждые 25.765 л&#1123тъ; за начало л&#1123тосчисленія принятъ былъ 1248-й годъ старой христіанской эры, на который приходилось одно изъ такихъ совпаденій. Эти раціональныя начала одержали наконецъ верхъ надъ вс&#1123ми фантастическими странностями старыхъ календарей.

Не менее важныя преобразованія совершились въ наукахъ, искусствахъ и особенно въ промышленности, а также въ литературе. Классификація человеческихъ знаній съ точки зренія ихъ внутренней ценности менялась по мере относительныхъ успеховъ каждой изъ наукъ. Напримеръ метеорологія сделалась теперь точною наукой и достигла возможности делать предсказанія, подобныя астрономическимъ; такъ, къ концу тридцатаго века уже можно было предсказывать погоду съ такою же достоверностью, съ какою предсказывается наступленіе затменія или возвращеніе кометы.

Л&#1123са совершенно исчезли, такъ какъ были уничтожены ради землед&#1123льческихъ ц&#1123лей, а также пошли на выд&#1123лку бумаги.

Величина дозволяемаго закономъ денежнаго роста упала до одного и даже до половины на сто. Крупные собственники, живущіе доходами съ капиталовъ, совершенно исчезли, подобно ископаемымъ животнымъ. Электричество зам&#1123нило собою паръ. Жел&#1123зныя дороги и пневматическія трубы еще существовали, но служили главнымъ образомъ для товарнаго движенія. Для путешествій же пользовались преимущественно, особенно днемъ, управляемыми воздушными шарами, электрическими самолетами и другими воздушными движущимися машинами.

Уже одной только возможности промышленнаго воздухоплаванія было бы достаточно, чтобы устранить всякія границы между государствами, если бы он&#1123 не были уничтожены всл&#1123дствіе доводовъ разума. Постоянныя воздушныя путешествія по всему земному шару неизб&#1123жно должны были повести къ см&#1123шенію народностей и къ безусловно свободной торговл&#1123, равно какъ и къ безпрепятственному общенію въ сферахъ умственной и нравственной. Понятно, что никакихъ таможенъ теперь не существовало.

Телефоноскопія давала возможность всюду непосредственно знать и вид&#1123ть вс&#1123 самыя зам&#1123чательныя или самыя любопытныя событія. Театральную пьесу, играемую въ Чикаго или въ Париж&#1123, можно было слышать и вид&#1123ть во вс&#1123хъ городахъ всего міра. Теперь не только можно было слышать на всякихъ разстояніяхъ, но и вид&#1123ть; мало того, челов&#1123ческому генію удалось даже найти средство передавать, путемъ д&#1123йствія на мозгъ, ощущенія осязанія и обонянія. Появлявшійся предъ отдаленнымъ наблюдателемъ образъ могь при изв&#1123стныхъ и исключительныхъ условіяхъ вполн&#1123 зам&#1123нять собою отсутствующее существо.

Астрономія достигла теперь своей ц&#1123ли - познанія природы иныхъ міровъ. Уже около сорокового в&#1123ка удалось установить частое сообщеніе съ ближайшими изъ нихъ. Всякая философія, всякая религія им&#1123ли теперь въ своемъ основаніи астрономическія начала, т. е. созидались на истинахъ, доставляемыхъ познаніемъ вселенной.

Физика и въ частности оптика обогатились изобрет&#1123ніемъ удивительн&#1123йшихъ приборовъ. Новое вещество зам&#1123нило собою стекло и привело къ совершенно неожиданнымъ для науки посл&#1123дствіямъ. Наконецъ были открыты новыя силы природы.

Прогрессъ общественный шелъ параллельно съ научнымъ.

Машины, приводимыя въ д&#1123йствіе электричествомъ, постепенно зам&#1123няли собою ручные станки во всякихъ работахъ. Въ то же время глубоко изм&#1123нились и способы приготовленія пищевыхъ веществъ. Химическій синтезъ достигъ такой высоты, что далъ возможность приготовлять искусственно сахаристыя, б&#1123лковыя, крахмальныя и жировыя вещества; они извлекались изъ воздуха, изъ воды и изъ растеній, или составлялись путемъ наибол&#1123е выгодныхъ сочетаній углерода, водорода, кислорода, азота и проч. въ пропорціяхъ, строго опред&#1123ляемыхъ чисто научнымъ путемъ. Теперь наибол&#1123е изысканныя пиршества происходили не за столами, на которыхъ дымились части труповъ животныхъ, зар&#1123занныхъ, задушенныхъ и замученныхъ, а давались въ великол&#1123пныхъ залахъ, убранныхъ постоянно св&#1123жими и зелеными растеніями съ безпрерывно распускающимися цв&#1123тами, - въ залахъ, наполненныхъ чистымъ и благоухающимъ воздухомъ, гармонически колеблемымъ звуками музыки. Теперь мужчины и изящныя женщины не глотали бол&#1123е съ отвратительною жадностью кусковъ мяса разныхъ неопрятныхъ животныхъ, не заботясь даже объ отд&#1123леніи полезнаго отъ ненужнаго. Но еще задолго до того всякое мясо начали предварительно подвергать перегонк&#1123 или дистилляціи, а зат&#1123мъ, такъ какъ животныя сами состоятъ изъ элементовъ, заимствованныхъ изъ царства растительнаго или животнаго, пища людей мало по малу ограничилась только этими элементами. Обыкновенно она принималась въ вид&#1123 изысканныхъ и утонченныхъ напитковъ, зат&#1123мъ для той же ц&#1123ли служили плоды, наконецъ разные маленькіе пирожки и питательные шарики, изъ которыхъ организмъ и извлекалъ вс&#1123 элементы, необходимые для обновленія тканей, такъ что зубы и ротъ избавлены были теперь отъ грубой обязанности жевать мясо. А между т&#1123мъ электричество и солнце неустанно производили анализъ и синтезъ воздуха и воды.

Начиная особенно съ пятидесятаго в&#1123ка, нервная система челов&#1123ка подверглась утонченному развитію въ самыхъ неожиданныхъ отношеніяхъ. Женскій мозгъ по прежнему оставался н&#1123сколько менее обширнымъ, ч&#1123мъ мужской, и по прежнему же продолжалъ мыслить н&#1123сколько иначе. Благодаря своей крайней чувствительности, онъ быстро воспринималъ вн&#1123шнія впечатл&#1123нія и отв&#1123чалъ на нихъ прежде, ч&#1123мъ усп&#1123вало созр&#1123ть полное соображеніе въ самыхъ глубокихъ его кл&#1123точкахъ. Женская голова по прежнему оставалась меньше мужской, съ м&#1123нее широкимъ лбомъ; но она такъ изящно сид&#1123ла на граціозной гибкой ше&#1123, необыкновенно красиво отд&#1123лявшейся отъ плечъ и всего гармонически-стройнаго туловища, что теперь женщины бол&#1123е ч&#1123мъ когда либо вызывали удивленіе мужчинъ какъ общимъ своимъ видомъ, такъ въ особенности н&#1123жностью своего взгляда, чарующею прелестью улыбки и роскошью почти воздушныхъ, волнистыхъ и вьющихся волосъ.

Къ сотому в&#1123ку христіанской эры земля населена была однимъ только племенемъ людей, довольно низкаго роста и б&#1123локурыхъ, въ которомъ антропологи пожалуй могли бы открыть признаки англо-саксонской расы съ одной стороны и китайскаго племени съ другой.

Челов&#1123чество съ каждымъ в&#1123комъ приближалось все къ большему и большему единству: на всемъ земномъ шар&#1123 жило одно племя людей, слышались звуки одного и того же языка; весь міръ находился подъ однимъ общимъ управленіемъ; во всемъ мір&#1123 была одна только религія, представлявшая собою астрономическую философію; вс&#1123 оффиціальныя религіозныя системы совершенно исчезли, и въ челов&#1123ческихъ сердцахъ говорилъ лишь одинъ и тотъ же голосъ просв&#1123щеннаго сознанія и чуткой сов&#1123сти. При такомъ единств&#1123 во всемъ, древнія антропологическія различія мало по малу совершенно исчезли, такъ что теперь не встр&#1123чалось бол&#1123е ни конусообразныхъ, ни плоскихъ головъ, ни фанатически в&#1123рующихъ, ни сл&#1123по все отрицающихъ. Прежнія религіи исчезли, не достигнувъ познанія Непостижимаго Существа. Челов&#1123ческая мысль не въ состояніи познать непознаваемое.


<center><img src="39.jpg" width="393" height="334" alt="">
<font size="-1">Атмосфера была покорена человекомъ.</font></center>

Никакихъ другихъ существъ, которыя бы зам&#1123нили челов&#1123ческій родъ, или получили бы господство надъ нимъ, не возникло на земл&#1123. Когда древніе поэты предсказывали, что челов&#1123къ, безпред&#1123льно совершенствуясь во всемъ, пріобр&#1123тетъ наконецъ крылья и будетъ летать по воздуху при помощи своей лишь мышечной силы, они очевидно не позаботились изучить основныхъ началъ строенія человеч&#1123скаго т&#1123ла и совершенно забывали, что для того чтобы одновременно им&#1123ть и руки, и крылья, челов&#1123къ долженъ бы былъ принадлежать къ совершенно иному зоологическому порядку существъ, обладающихъ шестью конечностями и не встр&#1123чающихся на нашей планет&#1123; а между т&#1123мъ онъ произошелъ отъ четвероногихъ животныхъ, строеніе которыхъ постепенно преобразовывалось и видоизм&#1123нялось. Но если челов&#1123къ не пріобр&#1123лъ новыхъ естественныхъ органовъ, то пріобр&#1123лъ искусственные, не считая глубокаго видоизм&#1123ненія своего существа въ психическомъ отношеніи. Онъ научился теперь держаться на воздух&#1123, парить въ небесныхъ высотахъ, пользуясь для этого легкими приборами, приводимыми въ движеніе электричествомъ, такъ что атмосфера теперь столько же принадлежала ему, какъ и всякаго рода птицамъ. Очень в&#1123роятно, что еслибы какой-нибудь родъ большихъ летающихъ существъ оказался въ состояніи, путемъ в&#1123кового развитія своихъ наблюдательныхъ способностей, пріобрести мозгъ, напоминающій хотя бы самый первобытный челов&#1123ческій, то онъ не замедлилъ бы получить преобладаніе надъ челов&#1123чествомъ и зам&#1123нить нашъ родъ другимъ крылатымъ родомъ существъ того же зоологическаго типа четвероногихъ или двуногихъ. Но большое напряженіе тяжести на земл&#1123 всегда препятствовало крылатымъ видамъ животныхъ достигнуть подобнаго органическаго развитія, и такимъ образомъ усовершенствованное челов&#1123чество продолжало оставаться господиномъ этого міра.

Въ то же время и животное населеніе земного шара, изм&#1123нясь изъ в&#1123ка въ в&#1123къ, сд&#1123лалось совершенно другимъ. Дикіе зв&#1123ри, каковы львы, тигры, гіены, пантеры, слоны, жирафы, кэнгуру, равно какъ и киты, кашалоты, тюлени теперь совс&#1123мъ вывелись. То же самое произошло и съ древними хищными птицами.

Люди постепенно овлад&#1123ли и приручили т&#1123 виды животныхъ, какіе были для нихъ полезны, и уничтожили вредныхъ, такъ что сд&#1123лались полными хозяевами земного шара. Влад&#1123нія природы постепенно сокращались и отступали предъ поб&#1123доноснымъ шествіемъ цивилизаціи. Наконецъ вся поверхность планеты обратилась въ одинъ сплошной садъ, безразд&#1123льно принадлежавшій всему челов&#1123ческому роду; содержаніе его и возд&#1123лываніе велось теперь раціонально, съ мудрою предусмотрительностью, научно; теперь уже не случалось наблюдать плодовыхъ деревьевъ, покрывшихся цв&#1123тами раньше, ч&#1123мъ прекратились весенніе заморозки, виноградниковъ, опустошенныхъ градомъ, хл&#1123бовъ, поваленныхъ и смятыхъ бурей, селеній, наводненныхъ разлившимися р&#1123ками, дождей или засухъ, уничтожающихъ урожаи, и челов&#1123ческихъ существъ, умирающихъ съ голода и холода.

На земл&#1123 теперь наступило царство Разума, и сама она обратилась въ сплошной рай.
<center><img src="e7.jpg" width="205" height="45"></center>

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz